Страницы

вторник, 12 июня 2012 г.

Ejército Guerrillero de los Pobres


Корни «Партизанской Армии Бедноты» нужно искать в марте 1967 года, когда один из руководителей «Вооружённых Повстанческих Сил» (Fuerzas Armadas Rebeldes) Риккардо Рамирес де Леон, более известный как «Команданте Роландо Моран», публикует документ, критикующий методы деятельности FAR. Эта вспышка недовольства, вышедшая за рамки организации, привела к возникновению новой небольшой структуры, к которой, помимо диссидентов из FAR, так же присоединились радикальные студенты из «Патриотической Рабочей Молодёжи» (Juventud Patriótica del Trabajo) и молодые католики, сторонники Теологии Освобождения, осуществлявшие работу в наиболее бедных слоях гватемальского общества.

Эта группа диссидентов переместилась в Мексику с целью структурирования своих сил для будущей подпольной работы в Гватемале и установления здесь повстанческого очага, с которого должен был начаться триумфальный поход ко взятию власти. Партизанская группа взяла себе название «Новой Революционной Сражающейся Организации» (Nueva Organización Revolucionaria de Combate), однако чуть позже она переименовалась в «Партизанскую Армию Бедноты».


Партизаны решили начать свои действия в северо-западной части страны. Здесь плохо была развита инфраструктура государства, вследствие чего невелико было и присутствие военных. Кроме того, регион преимущественно был заселён крестьянами-индейцами, наиболее обездоленными жителями Гватемалы, подвергавшимися, кроме того, постоянной дискриминации по национальному признаку. Именно этих людей руководители EGP рассматривали как «мотор революции».

Первой официальной потерей EGP стал Консепсьон Гарсия, утонувший зимой 1971 года во время переправы через реку Локандон в ходе нелегального перехода из Мексики в Гватемалу. Тогда же, в последние месяцы 71, в столице страны была образована небольшая ячейка городской герильи, долженствующая служить периферийной поддержкой основному отряду сельских партизан.

19 января 1972 года, отбив несколько атак мексиканских пограничников (при этом было сожжено два небольших армейских самолёта), партизанская колонна из 15 комбатантов, взявших себе имя «Отряд Эдгара Ибарры», вошла в страну через джунгли Ихкана, расположенных на севере департамента Эль Киче.

Первые шаги этого контингента на гватемальской территории были крайне тяжёлыми. Находясь в перманентном движении, партизаны пытались наладить контакты с крестьянами, однако необходимость постоянного перемещения по джунглям в попытках избежать столкновений с поднятой наконец по тревоге армией, мешало установлению надёжных отношений.

13 марта 1972 года произошла первая перестрелка с армейскими силами, в результате чего герильерос вынуждены были отступить назад, к мексиканской границе. К тому моменту армия Мексики так же проводила в регионе операцию по уничтожению «подрывных элементов»: бойцы EGP оказались в настоящих клещах. Продолжая безостановочно перемещаться на площади в несколько тысяч квадратных километров, партизаны умудрялись не только создавать схроны с продуктами и боеприпасами, но и поддерживать контакты с ячейкой в столице, которой руководил лично Команданте Роландо Моран. Таким образом, маленькое партизанское ядро продержалось целый год, несмотря даже на дезертирство одного из своих бойцов, убежавшего в город для лечения язв на ногах. Другой паникёр по прозвищу Маниче, намеревавшийся покинуть отряд в апреле месяце, был судим революционным трибуналом и расстрелян собственными товарищами. К осени 1972 Моран прислал партизанам подкрепление. После усиления, было решено отправить часть старых бойцов в город для отдыха и выполнения второстепенных задач. В отряде по-прежнему оставалось 15 комбатантов.

Команданте Роландо Моран

В начале 1973 года EGP разделилась на два сектора: одна группа из 9 человек направилась на юг, чтобы обосноваться в горах Сьерра де Чама, другая же, из 5 партизан, пошла на восток с задачей расширить базу герильи. К декабрю эта группа, не добившись никаких результатов, вернулась на юг, где их товарищи уже успели наладить контакты с местным индейским населением, страдавшим от притеснений властей. Вся эта зона впоследствии была названа «Индокитаем» в память о героической борьбе вьетнамского народа против западных империалистов. Правительственная же армия именовала регион «Зелёным адом», поскольку за время деятельности здесь партизан, войска несли довольно значительные потери.

Итак, к июню 1974 года реформированная «Партизанская Армия Бедноты» насчитывала в своих рядах около 50 герильерос. Удивительно, но с момента прибытия в страну в 1972, партизаны только однажды столкнулись с войсками. Всё это время стратегия EGP базировалась на избегании боёв в угоду изучения территории и подготовки баз поддержки. Однако, вечно держать в секрете герилью было бы неразумно, и весной 1975 года наконец настал момент, когда было решено инициировать вооружённые действия небольшой интенсивности. Для этого вооружённое ядро было разделено на три колонны, каждая из которых укрепилась в своей оперативной зоне.

Начало вооружённой пропаганде EGP было дано 28 мая 1975, когда партизаны совершили налёт на фруктовую плантацию Ла Кучилья де Хальбаль, убив её хозяина Гильермо Монсона. 7 июня группа герильерос казнила землевладельца Луиса Аренаса Баррера, известного в народе под кличкой «Тигр Ихкана», хозяина плантаций Ла Перла и Сан-Луис. Баррера был знаменит на всю округу из-за систематического использования насилия в отношении местных индейцев, вынужденных трудиться на его плантациях. Эта первая акция, за которую публично взяла на себя ответственность «Партизанская Армия Бедноты».

Тотчас же армия и полицейские силы начали усиленный розыск преступников в регионе Ихкан (Эль Киче), уничтожая все индейские деревни, попадавшиеся на пути, объявляя их жителей «сторонниками герильи».

Тем временем, с началом войны на селе, активизировалась и городская герилья. 13 декабря 1975 в столице Гватемалы «группой огня» был расстрелян депутат Берналь Эрнандес. Эрнандес, один из командующих офицерским восстанием 13 ноября 1960 года против ультраправого правительства Мигеля Идигораса Фуэнтеса, и один из первых команданте «Fuerzas Armadas Rebeldes», впоследствии предал революционную борьбу, выдав многих бойцов FAR правительству, большинство из которых были казнены или умерли в тюрьмах.

К тому моменту армия, видя бесперспективность своих действий против повстанцев, обратилась за помощью к Аргентине, Израилю и Соединённым Штатам, которые поставляли репрессивным силам не только образцы новейшего вооружения и техники (например автоматы «Galil» или винтовки M-16, идеально служившие в джунглях и тропических высокогорьях), но и посылали советников, обучавших гватемальские войска методам борьбы с партизанским движением. Правительство страны так же было тотально милитаризированным, посредством прихода к власти с помощью фальсификаций всё большего и большего числа офицеров.

Несмотря на всё это, EGP оставила неизменной свою тактику, продолжая развивать на южном побережье свои вооружённые акции. К концу 1975 года организация имела 3 фронта:

- «Партизанский Фронт имени Отто Рене Кастильо»: фронт городской герильи, базировавшийся в столице и её пригородах. Носил имя гватемальского поэта-революционера, погибшего в 1967 году;

- «Партизанский Фронт имени Луиса Аугусто Турсиоса Лимы»: охватывал департаменты Сучитепекес, Эскуинтла и Ретальулеу. То есть, южное побережье. Носил имя бывшего офицера и главнокомандующего Fuerzas Armadas Rebeldes, погибшего в автокатастрофе;

- «Партизанский Фронт имени Хо Ши Мина»: Действовал в зоне, известной как «Индокитай», охватывавшей часть департаментов Эль Киче и Уеуетенанго.

Эти первые фронты EGP подверглись реструктуризации в начале 1976 года. Тогда же, в лесной зоне департамента Уеуетенанго, был создан ещё один, четвёртый «Партизанский Фронт имени Команданте Эрнесто Гевары».

В 1978 году «Партизанская Армия Бедноты», после создания «Трёхстороннего Союза», начала проводить совместные акции с «Вооружёнными Повстанческими Силами» (Fuerzas Armadas Rebeldes) и «Гватемальской Партией Труда – Руководяще Ядро» (Partido Guatemalteco del Trabajo - Nucleo de Dirección). В этом же году к власти в стране пришёл генерал Ромео Лукас Гарсия, чья стратегия борьбы с повстанческим движением носила откровенно кровавый характер. Однако, даже Лукаса Гарсию далеко обошёл его приемник, генерал Эфраин Риос Монтт, проводивший в 82-83 гг. натуральный тотальный террор не только против герильи, но и против индейского населения страны, подвергшегося настоящему геноциду, который можно сравнить разве что с уничтожением евреев в нацистской Германии.

В 1979 году EGP установила полный контроль над оперативными зонами, где действовали партизанские фронты, главным образом, за счёт помощи местного населения, страдавшего от издевательств правительства.

В августе 1980 года Национальное Руководство EGP выпускает коммюнике, в котором объявляется о реорганизации своих значительно расширившихся сил в 7 фронтов. К четырём вышеназванным фронтам прибавились:

- «Партизанский Фронт имени Марко Антонио Йон Соса»: Эмбрион этого фронта возник в начале 1977 года в департаменте Альто Верапас, но только в 1980 году численность и качество боевого соединения достигли максимальных показателей;

- «Партизанский Фронт 13 ноября»: Небольшая группа, стоявшая у истоков этого фронта, начала свою деятельность по аккумуляции сил ещё в 1976 году в департаментах Исабаль, Сакапа и Чикимула. К августу 1980 года деятельность фронта уже осуществлялась в полном объёме, однако, в 1982 году, ввиду огромных потерь, этот фронт был демонтирован;

- «Партизанский Фронт имени Аугусто Сезара Сандино»: Возникнув в 1979 году на юге высокогорья Сьерра де Чуакус, к 1980 году этот фронт действовал на территориях департаментов Эль Киче, Солола, Тотоникапан и Чимальтенанго.

Как мы видим, к 1980 году EGP имела довольно внушительную военную структуру. Значительно усилился военный аппарат организации после бойни у посольства Испании 31 января 1980. Тогда «Комитет Индейского Единства» и «Координационный Центр Бедноты», внутри которых «Ejercito Guerrillero de los Pobres» имела значительное влияние, с примкнувшими к ним рабочими, христианами и студентами, устроили манифестацию в столице Гватемалы с целью привлечения внимание мира к непрекращающимся массовым убийствам гватемальской армией индейского населения в департаменте Эль Киче. Во время встречи бывших глав гватемальского правительства с послом Испании в честь очередной годовщины открытия Института Испанской Культуры, в здание ворвались около 30 индейцев, заявивших, что они останутся здесь до тех пор, пока массовые убийства на северо-западе страны не будут прекращены. Вызванные по тревоге полицейские силы ворвались в здание, убив  на месте 37 человек, в том числе и консула Испании Хайме Руиса дель Арболя, бывшего вице-президента Гватемалы Эдуардо Касераса, бывшего канцлера Адольфо Молина и лидера индейской делегации, отца лауреата Нобелевской премии Ригоберта Менчу, Висенте Менчу. Спаслись лишь генеральный консул Испании Максимо Кахаль и ещё один индеец, который на следующий день был похищен из госпиталя, подвергнут пыткам, а затем убит.

Бойня в испанской посольстве привела к массовому и неконтролируемому присоединению индейцев к «Партизанской Армии Бедноты». Пришедшие в возмущение селяне требовали начала всеобщего вооружённого восстания против правительства, однако нехватка оружия и отсутствие у большинства крестьян военной подготовки, делали этот шаг невозможным.

В октябре 1980 года EGP создаёт «Армию имени 19 января», объединяющую фронты «Команданте Эрнесто Гевара» и «Хо Ши Мин». Армия состояла из 3 взводов и одного отделения, всего около 130 комбатантов. Однако, долго история этой маленькой армии не продлилась: в апреле 1981 она распалась вследствие потерь.

В этом году EGP достигла своего максимального могущества, но в то же время, потерпела своё первое серьёзное поражение от гватемальской армии. В июле 81 Генеральный Штаб начинает грандиозную операцию в зоне, подконтрольной EGP. Огромные потери несёт городской фронт «Отто Рене Кастильо» под командованием Марио Пайераса (одного из тех 15, что вошли в страну в 1972 году), практически разрушена его инфраструктура, многие бойцы городской герильи вынуждены спасться от ареста в департаменте Чимальтенанго.

В октябре месяце армия начинает стягивать усиленные подразделения в зону, контролируемую «Партизанским Фронтом имени Аугусто Сесара Сандино». 12 ноября в Чимальтенанго начинается «генеральное наступление» правительственных войск: армия действует в соответствии со стратегией «выжженной земли», не оставляя после себя ни одного живого человека, ни одного целого дома. Партизаны пытаются отойти в сторону юга департамента Эль Киче, где сражается фронт «Хо Ши Мин», однако войска, действуя крайне жестоко, опережают герильерос, захватывая их в кольцо. Силы EGP вследствие действий армии оказались дезорганизованы, связь между фронтами нарушена. Точно такие же проблемы испытывают и другие партизанские организации страны.

Таким образом, в начале 1982 года созревают все объективные условия для унификации партизанских групп Гватемалы в единую организацию. Осознав необходимость совместной борьбы против правительства, герильерос EGP, FAR, PGT-ND и «Революционной Организации Вооружённого Народа» (Organización Revolucionaria del Pueblo en Armas) в феврале 82 создают «Гватемальское Национал-Революционное Единство» (Unidad Revolucionaria Nacional Guatemalteca), позволяющее осуществлять совместную борьбу при сохранении независимости структуры и политической линии каждой из вошедших групп.

Продолжая кампанию против EGP, армия, усиленная специальными отрядами антигерильи и «эскадронами смерти», бросает свои силы на северо-восток страны. Таким образом фронт «Хо Ши Мин» вынужден отойти в зону, контролируемую фронтом «Команданте Эрнесто Гевара». Окружение заставляет многих партизан, наряду с мирным населением, бежать в Мексику. Небольшая группа, во главе с частью Национального Руководства и Команданте Роландо Мораном концентрируется в муниципалитете Ихкан, готовая сражаться до конца. Поражение герильи вызывает распри внутри организации. Важные руководители в панике бегут в Никарагуа, оставляя обезглавленными свои фронты. Ширятся расколы. Например, Марио Пайерас, одним из первых бежавших в Манагуа, покидает в 1984 году EGP для того, чтобы создать организацию «Революционный Октябрь» (Octubre Revolucionario).

Команданте Роландо Моран в 1983 году реорганизует силы EGP, воссоздав с помощью оставшихся в стране комбатантов фронты «Команданте Эрнесто Гевара» и «Хо Ши Мин», которые действуют в тех же регионах, что и раньше, но контролируют теперь гораздо меньшие территории. В некоторых местах были созданы новые партизанские группы, которые, ввиду крайней малочисленности, теперь зовутся не фронтами, а зонами. Таким образом, возникают «Партизанские Зоны» «Фернандо Ойос» на юге Уеуетенанго, и «Аугусто Сезар Сандино» в Чимальтенанго.

Кроме того, была принята новая тактика вооружения местного населения, страдающего от террора властей. Из индейцев-крестьян, прятавшихся от армии в горах и сельве, начинают организовываться «Общины Сопротивления» (Comunidades de Población de Resistencia), осуществлявшие саботажные акции, организовывавшие засады и нападения на военные отряды. После поражения 1982 года EGP так и не смогла восстановить свои силы для стратегического наступления, однако достигла больших успехов в деле стратегической обороны, что позволило избежать крупных поражений в последующие годы.

Отношения внутри «Национального Революционного Единства» позволили приступить к созданию Единого Фронта в горах Чимальтенанго.

Реорганизация партизанских сил несколько замедлилась в 1985 году, когда на президентских выборах победил демократический христианин Винисио Сересо; первый гражданский президент после долгих лет военной диктатуры. Однако, уже в следующем году стало ясно, что новый глава страны, посредством которого Соединённые Штаты пытались смыть позорные пятна со своей репутации в регионе, продолжает противоповстанческую политику своих предшественников. В октябре месяце URNG предложило правительству начать переговоры о мире на национальном уровне, но кабинет демохристиан проигнорировал предложение.

Следующий, 1987 год, был отмечен новыми наступлениями правительственных сил в зонах контроля EGP с участием «кайбилес» - элитных отрядов спецназа, настоящих головорезов, выученных в США борьбе с партизанскими движениями. Наступление проникло глубоко на территорию фронтов EGP, однако, в отличие от 82 года, теперь партизаны действовали более умело и решительно, нанося чувствительные поражения даже элитным гватемальским подразделениям. Кроме того, показали свою эффективность «Общины Сопротивления».

В 1988 году правительство развернуло новую кампанию «Единство 88», направленную на укрепление форпостов на территориях действий партизан, а так же на продолжение массового переселения гражданских лиц перед лицом договорённостей о начале новых боевых действий, достигнутых между организациями «Национального Революционного Единства».

FAR и ORPA усилили свои атаки для того, чтобы снизить давление армии в зонах, контролировавшихся EGP, которая не оказывала значительного сопротивления войскам, предпочитая перемещать свои фронты в регионы, более близкие к столице, расширяя присутствие в стратегических регионах. Таким образом, государственное наступление 1988 года с военной точки зрения окончилось полным провалом.