Страницы

среда, 20 июня 2012 г.

Movimento Popular de Libertação



«Народное Движение Освобождения» стало продуктом роста реваншистских идей в среде тех, кто был выброшен из политического поля после военного переворота 1964 года.

В начале 1966 года бежавшим в Алжир бывшим губернатором штата Пернамбуку и одним из самых заметных апологетов «революционного национализма» Мигелем Арраесом в столице этой африканской страны были проведены ряд встреч, на которых присутствовали некоторые его бывшие соратники, так же скрывшиеся от военной диктатуры. Идея Арраеса, которую он изложил в ходе этих совещаний, заключалась в создании в Бразилии антиимпериалистического фронта, объединившего в себе различные политические тенденции и связанного с рабочим и студенческим движением.


В апреле 66 по приказу Арраеса, на родину возвращаются его помощники Маркус Коррейя Линс и Пиражибе Кастру Алвис, привозя с собой письма к некоторым лидерам оппозиции, таким как экс-губернатор штата Гояс Мауру Боржес и бывший федеральный депутат Марсиу Морейра Алвис. Несколько позже из-за рубежа вереницей начали пребывать эмиссары Арраеса, стремившиеся привлечь в свои ряды как можно больше недовольных правительством. Нужно отметить, что в ходе этой деятельности, большую помощь оказали монахи-доминиканцы во главе с фреем Чико (Франсиску Перейра де Араужу).

Мигель Арраес

В начале 1967 года Арраес принимает решение усилить свою работу по созданию фронта. Бывший губернатор несколько раз посещает Париж, где в этот момент группируется большая диаспора бразильских беглецов. Здесь Арраесу удаётся создать нечто вроде сети международной поддержки своему будущему предприятию.

12 мая 1968 года в Сан-Паулу проходит собрание с участием монахов-доминиканцев, товарищей Арраеса и рабочих-металлургов, на котором принято решение об окончательном учреждении «Народного Движения Освобождения».

Не имея и не пытаясь выработать никаких базовых документов, MPL в своей стратегии следовал исключительно теоретическим выводам самого Арраеса, который разделял деятельность движения на две фазы. На первом этапе, который начался ещё в 1966 году, стояла задача унификации всех прогрессивных оппозиционных сил в борьбе с федеральным режимом генералов. Вторая фаза заключалась в развёртывании вооружённой борьбы на всей территории страны, которая бы совмещала в себе городскую и сельскую герилью.

Сразу же после создания MPL, часть руководителей начала оспаривать идею вооружённой борьбы, однако в открытую против Арраеса они пойти не могли – слишком уж большим политическим весом и авторитетом обладал бывший губернатор. За границей этот авторитет служил для сбора денег, главным образом, через контакты внутри прогрессивного католического клира и христианских организаций, испытывавших значительное влияние левых идей, таких как Католический Комитет Франции или Католический Комитет Канады.

Итак, группа бразильских руководителей во главе с Маркусом Коррейя Линсом, тотчас же заявила, что фокизм неприемлем как политическая альтернатива, поскольку бразильский режим обладает всеми возможностями для уничтожения милитаристской авантюры. Время показало, насколько они были правы.

Отвечая на эти утверждения, Арраес пишет в Бразилию письмо, в котором заявляет, что экономическая политика режима ведёт страну к глубокому кризису, обнищанию и недовольству масс. Трансформировать это недовольство в революционную войну против генералов можно только посредством запуска вооружённых акций, способных мобилизовать широкие народные слои на активную борьбу. Эти идеи Арраеса имели огромную поддержку среди зарубежной бразильской диаспоры. Сообщения о террористических актах, ограблениях и казнях, регулярно мелькавшие в европейской прессе, порождали новые волны денежных потоков, шедших эмигрантским организациям со стороны международного коммунистического интернационала и других прогрессивных сил.

Подчиняясь приказам Арраеса, активисты MPL начали поиск контактов с другими революционными организациями страны, стараясь завершить первую фазу стратегического плана. Таким образом, удалось установить тесные связи с некоторыми диссидентскими группами Бразильской Коммунистической Партии, «Народным Действием» и монахами-доминиканцами, непосредственно связанными с Карлусом Маригеллой.

В этот же момент активист MPL Дежаси Флоренсиу Магеллан устанавливает контакт с адвокатом и журналистом Себастьяном де Баррос Абреу. На самом деле, руководство движения пыталось таким образом выйти на друга и подзащитного Себастьяна, основного лидера крестьянской герильи Тромбаса и Формозо (1950-57) Жозе Порфириу. Именно Порфириу, как опытный руководитель, прошедший вооружённые схватки и познавший победы над государственной машиной, стоял в центре повстанческой схемы MPL, как человек, способный возглавить партизанское движение в области вдоль реки Токантис, охватывавшей штаты Гояс и Мараньян. Через Себастьяна ду Барроса Порфириу было передано письмо Арраеса, в котором в двух словах излагался план действий.

В середине 1968 года Арраес, в ходе непосредственной подготовке к вооружённой борьбе, приступил к организации схемы вывоза из Бразилии боевиков различных революционных организаций для прохождения военного обучения на Кубе. Схема заключалась в передаче кандидатам фальшивых документов и денег, после чего те отбывали в Париж, откуда летели в Прагу. Здесь их вновь снабжали фиктивными паспортами, уже на другое имя, и отправляли в Гавану. Таким образом, уже в июле на Остров Свободы была направлена первая группа, состоявшая из двух боевиков PCBR, двух комбатантов COLINA, двух студентов из Сан-Паулу, которые представляли малочисленный «Бразильский Фронт Революционного Действия» (Frente de Ação RevolucionárIa Brasileira), и двух членов непосредственно MPL. Обратно в Бразилию получившие образование герильерос возвращались через Сантьяго де Чили.

Однако, в то время, как Арраес бросал из-за рубежа все свои силы на организацию вооружённой борьбы, бразильская фракция MPL во главе Маркусом Коррейя Линсом, столкнулась с серьёзными трудностями в деле вербовки новых боевиков. Интеллектуалы из среднего класса, - основная база поддержки движения, - крайне прохладно относились к фокистским и милитаристским концепциям, взятым MPL на вооружение. Разочаровавшись в мелких буржуа, «Народное Движение Освобождения» обратилось к рабочему классу: через старого активиста Бразильской Коммунистической Партии Афонсу Деллелиса MPL получило возможность развернуть пропагандистско-агитационную деятельность среди трудящихся масс.

В течение всего следующего, 1969 года, внутри организации шла борьба между двумя концепциями: вооружённой борьбы, которую поддерживал из Алжира Мигель Арраес, и массовой борьбы, к которой склонялась большая часть руководства в Бразилии.

Тем временем, дела движения шли не так уж гладко. Претендуя быть авангардом борьбы против диктатуры, фронтом, объединяющим все оппозиционные силы, MPL не имело ни упорядоченной структуры, ни разумных оперативных целей. Объединения революционных сил вокруг структуры так же не произошло. Вся деятельность «Народного Движения Освобождения» базировалась исключительно на авторитете самого Арраеса, который, не совсем представляя себе объективную ситуацию, слал из-за рубежа манифесты и письма, которые, в общем-то, игнорировались самими бразильцами.

Принятие в декабре 1968 года правительством Институционого Акта №5 (AI-5), расширявшего полномочия властей в борьбе с «подрывными элементами», вызвало разрушение бразильского руководящего ядра MPL и дезертирство многих элементов организации. В начале 1969 года на фазенде экс-депутата Марсиу Морейра Алвиса в Рио-де-Жанейро проходит экстренное совещание, на котором оставшиеся активисты и главари решают – что же делать дальше. Новые драконовские меры диктатуры вызвали обострение внутренних противоречий в рядах MPL. Адепты вооружённой борьбы продолжали настаивать на посылке боевиков на Кубу: в дальнейшем, из этих профессионалов планировалось создать «Специальную Группу», которая займётся добычей финансовых и материальных ресурсов для герильи посредством вооружённых грабежей.

Их позицию поддерживал Арраес, упрямо твердивший о страшном экономическом кризисе, способном свалить правительство. По его мнению, AI-5 именно что и являлся одним из проявлений наступления этого крайне опасного для диктатуры явления, вызывающего мобилизацию масс. Необходимо, по его мнению, усилить контакты с членами милитаристских революционных групп. Ради этого бывший губернатор в столице Алжира даже провёл встречи с представителями некоторых бразильских «подрывных» организаций, во время которых жаловался на изоляцию, в которой оказалась его структура: например, Маркус Коррейя Линс писал Арраесу, что Маригелла наотрез отказался вести какие-либо переговоры с MPL.

Совершенно безрезультатная деятельность «Народного Движения Освобождения», а так же доводы Коррейя Линса, заставили Арраеса задуматься. В сентябре 1969 в Париже он организует собрание для выработки политической линии организации, кадровой политики, стратегии и тактики. В ходе заседания, бывший губернатор заявляет, что MPL должно брать пример с ALN и попытаться выстроить структуру и инфраструктуру по тем же концепциям, что использовал и Маригелла. Жаркие дискуссии вокруг предложения Арраеса продолжались ещё очень долго – вплоть до Пасхи 1970 года.

Единственным результатом собрания являлось констатация факта зависимости организации от финансовых поступлений из-за границы. Дабы хоть как-то разрешить этот вопрос, в Сан-Паулу сестрой Маркуса Коррейя Линса Соней была основана торговая контора «Intrade S.A.», штаб-квартира которой находилась в Алжире. Именно чрез эту экспортно-импортную фирму надёжным потоком должны были идти финансы. Отпадала необходимость в «курьерах», курсировавших между Сан-Паулу, Парижем и Алжиром.

Судьбу заграничного представительства MPL, которое в последующем полностью сольётся с ALN, определили события, произошедшие в октябре 1969 года в Париже – тогда Мигелем Арраесом, Марсиу Морейра Алвисом, священником  Алмери Баззера и Эверарду Нороесом был основан «Бразильский Фронт Информации» (Frente Brasileira de Informações – FBI): международное информационное агентство, занимавшееся освещением революционной борьбы в Бразилии, интеллектуальной и финансовой поддержкой этой борьбы, а так же солидарной деятельностью с другими революционными движениями Латинской Америки и всего мира.

Вскоре после создания FBI получил большую известность в Европе благодаря активной деятельности бразильских политических эмигрантов: с «Фронтом» сотрудничали Жан Поль Сартр, Вальдек Роше, Анджела Дэвис, «Трибунал Бертрана Рассела», «Демократическая Французская Конфедерация Труда», «Бельгийский Инициативный Комитет Солидарности с Латинской Америкой», «Эускади та Аскатасуна», «Коммунистическая Лига» (Французская Секция IV Интернационала), «Палестинский Комитет» и другие, более мелкие организации.

Уже в 1970 году FBI удаётся организовать «Информационные Комитеты» в США, Чили, Аргентине, Уругвае, Мексике, Алжире, Италии и Швейцарии. В дальнейшем, комитеты, поднимавшие на мировом уровне вопросы о пытках политических заключённых, отсутствии свободы слова и репрессиях, появятся в Бельгии, Голландии, ФРГ и Перу.

После смерти Маригеллы, когда множество товарищей из ALN бежали в Европу, FBI обеспечил их надёжной связью с родиной. Парижский «Приёмный Комитет», установивший хорошие отношения с протестантской правозащитной организацией CIMADE и представителями революционных бразильских организаций, вскоре наладил работу мощной сети по финансовой поддержке бежавших в Европу от военной диктатуры.

Однако, в самой Бразилии бедствия MPL продолжались. В январе 1970 года Арраес узнал о том тяжёлом положении, в котором оказалось его детище. Большинство из тех, кто принимал участие в основании организации, уже покинули её. Приток новых членов был крайне мал. Бразильское руководство во главе с Маркусом Коррейя Линсом, оппозиционно настроенным по отношению к вооружённой борьбе, противилось линии сближения с ALN, провозглашённой Арраесом после основания FBI.

В марте сестра Маркуса Коррейя Соня пребывает в Алжир, и в разговоре с бывшим губернатором обвиняет его в неэффективном руководстве, предлагая снять с себя полномочия. В ответ на это Арраес сам обвиняет бразильских руководителей в попытке расколоть движение, и прекращает всякое его финансирование.

Группа бразильских главарей заявляет о реформировании MPL с целью создания левой массовой организации, отвергающей милитаристские взгляды Арраеса, ведущие к полной изоляции. Сам бывший губернатор, священник Безерра и Эверарду Нороес продолжают гнуть линию поддержки ALN и других революционных организаций.

В течение 71-73 гг. FBI наращивает обороты своей борьбы против бразильского правительства. Заполучив поддержку со стороны кубинского, чилийского и перуанского правительств, а так же коммунистических партий Уругвая, Италии и Франции, «Фронт» реализует множество акций психологической войны: конференций, собраний, встреч, публикаций материалов, дискредитирующих военное правительство и т.д.. Не без участия координатора FBI в Уругвае Карлуса Фигейреду ду Са, боевиками «Тупамарос» в 1971 был похищен бразильский посол в Монтевидео.

Прекратит свою деятельность «Фронт» лишь в 1974 году, когда не останется абсолютно никаких надежд на воскрешение революционной борьбы в Бразилии.

После разрыва с Арраесом, лишившись значительной денежной поддержки, MPL приступает к реструктуризации: создано несколько дискуссионных кружков, а так же производятся попытки деятельности внутри рабочего и студенческого движений.

Отказавшись от милитаризма, отныне главными направляющими «Народного Движения Освобождения» являются консолидация масс и развитие работы в среде учащихся, трудящихся и верующих. Долгосрочной стратегической задачей объявлено установление в Бразилии социалистического строя.

Радикализация студенчества ведёт к риску возрождения милитаризма, поэтому основные силы MPL бросает на установление контактов с прогрессивными христианами. Таким образом, на основе «Христианской Рабочей Молодёжи» удаётся сформировать группы левых католиков в Сальвадоре, Форталезе, Ресифи и Рио-де-Жанейро. В конце первой половины 1970 года начинается выпуск журнала «O Circulo» (Круг). MPL окончательно превращается в движение левых христиан.

Упорная и тихая работа, в конечном итоге, в конце 1972 года приводит к значительному росту организации, в результате чего структура разделена на региональные сектора, подчиняющихся Национальному Координационному Центру.

Однако, несмотря на свою вполне мирную деятельность, военное правительство продолжает преследование активистов MPL. В конце января 1974 года начался медленный закат организации: в Сан-Паулу, Рио-де-Жанейро и Куритибе были арестованы практически все члены движения. В следующие месяцы задержания проходят на всей территории страны. Уже к концу этого года от «Народного Движения Освобождения» не остаётся и следа.